Татьяна Яковлева

Pievieno šai personai bildi!
Dzimšanas datums:
07.04.1906
Miršanas datums:
28.04.1991
Pirmslaulību (cits) uzvārds:
Татьяна Алексеевна Яковлева
Papildu vārdi:
Яковлева дю Плесси, Яковлева дю Плесси-Либерман, Yacovleff du Plessix, Yacovleff du Plessix-Liberman
Kapsēta:
Norādīt kapsētu

Татьяна Алексеевна Яковлева (фр. Tatiana Yacovleff), в первом замужестве Яковлева дю Плесси (фр. Yacovleff du Plessix), во втором — Яковлева дю Плесси-Либерман (англ. Yacovleff du Plessix-Liberman) (25 марта (7 апреля) 1906, Санкт-Петербург — 28 апреля 1991, Уоррен, штат Коннектикут) — французский и американский модельер женской одежды, художник-дизайнер русского происхождения.

Возлюбленная и адресат двух любовных стихотворений Владимира Маяковского в 1928—1929 годах. Жена художника и редактора журанала Voque Александра Либермана.

Биография

Ко времени знакомства с Владимиром Маяковским в Татьяне Яковлевой была, по словам Эльзы Триоле, «молодая удаль» и «бьющая через край жизнеутверждённость, разговаривала она захлёбываясь, плавала, играла в теннис, вела счёт поклонникам».

Роман с Владимиром Маяковским

Осенью 1928 года тридцатипятилетний Владимир Маяковский собирался в кругосветное путешествие, которое обернулось всего лишь поездкой во Францию. Одной из основных целей французской поездки была покупка автомобиля для Лили Брик. В Париже он случайно встретил нью-йоркскую знакомую, которая сообщила ему, что в это время в Ницце отдыхала его бывшая американская возлюбленная Элли Джонс с их общей двухлетней дочерью. 20 октября Маяковский выехал в Ниццу, захватив с собой двух молодых, говорящих по-французски «знакомиц» — вероятно, для того, чтобы скрыть истинную цель поездки от Лили, знавшей о каждом его шаге от живущей в Париже своей сестры Эльзы Триоле. Однако, на вопрос Элли, почему он приехал не один, ответил: «Я не хотел смущать тебя». Всю ночь они проговорили в номере Маяковского, в котором Элли осталась из-за проливного дождя, и уснули под утро. Близости между ними не было: Элли боялась снова забеременеть и понимала бесперспективность будущих отношений. Уже 25 октября Маяковский вернулся в Париж, откуда на следующий день написал в Ниццу письмо. Элли ответила, но уже следующее её письмо, на которое она не получила ответа, ушло в Москву, куда собирался уехать Маяковский — но не уехал: в день возвращения из Ниццы в Париж он встретил Татьяну Яковлеву.

Встреча Татьяны Яковлевой и Владимира Маяковского была подстроена Эльзой Триоле. 25 октября Татьяна позвонила доктору Сержу Симону с жалобой на тяжёлый бронхит, и он велел ей немедленно прийти на приём. Надежда, русская жена Симона, тут же позвонила Эльзе и пригласила её с Маяковским. Эльза, жившая с Луи Арагоном в той же гостинице, что и Маяковский, попросила только что приехавшего из Ниццы Маяковского сопроводить её на приём к доктору Симону, где Маяковский и увидел Яковлеву.

Эльза и раньше играла по отношению к Маяковскому роль «свахи», подставляя ему подходящих женщин. Маяковский, уже долгое время не имевший физической близости с Лилей Брик, влюблялся, но Лилю продолжал любить «на первом месте». Сама Лиля в то же время меняла любовников, но тройственный семейный союз Маяковского, Лили Брик и Осипа Брика, в котором Маяковский после Октябрьского переворота стал главным кормильцем, оставался неизменным, а Лиля оставалась единственной музой поэта с их первой встречи в 1915 году.

Причин для организации встречи Маяковского и Яковлевой могло быть две. Лиля могла узнать (через ту же Эльзу) о встрече Маяковского с дочерью и Элли Джонс и опасаться эмиграции Маяковского в США вместе с ними. Хорошее материальное положение Лили и звёздный статус музы великого поэта в этом случае потерпели бы в СССР полный крах. Чтобы избежать этой гипотетической ситуации, она могла попросить Эльзу найти Маяковскому женщину, способную «перебить» возможное желание Маяковского. Но и сама Эльза, которая в это время жила в Париже в большой бедности, была заинтересована в задержке стремящегося вернуться в Москву Маяковского: всё время его присутствия в Париже она пользовалась его кошельком. Именно этим могла быть вызвана поспешность, с которой была организована встреча и выбрано место (приёмная врача) — ведь встречу можно было устроить в любой из последующих дней в любом парижском кафе.

Надежда Эльзы на лёгкий флирт не оправдалась: Маяковский влюбился в Татьяну Яковлеву с первого взгляда. Он и раньше, никогда не видя, слышал о Татьяне и даже передавал ей через своих парижских знакомых приветы. Татьяна так вспоминала первую встречу:

Войдя к нему <Сержу Симону> в гостиную, я увидела хозяина, Эльзу Триоле и высокого, большого господина, одетого с исключительной элегантностью в добротный костюм, хорошие ботинки и с несколько скучающим видом сидящего в кресле. При моём появлении он сразу устремил на меня внимательные серьёзные глаза. Его короткий бобрик и крупные черты красивого лица я узнала сразу — это был Маяковский.

Татьяна сильно кашляла, но на сей раз озабоченного личной гигиеной Маяковского это не остановило, и он вызвался проводить её домой. В холодном такси он снял с себя пальто и укрыл ей ноги[3].

С этого момента я почувствовала к себе такую нежность и бережность, не ответить на которую было невозможно.

После этого Маяковский и Татьяна стали встречаться ежедневно. Лиле он перестал писать и лишь две недели спустя отправил телеграмму, в которой сообщил о покупке автомобиля Renault. О том, что цвет автомобиля ему помогала выбирать Татьяна, он сообщать не стал. В то же время с Татьяной, как и со всеми предыдущими своими женщинами, он постоянно говорил о Лиле. Часто видевший их в это время парижский знакомый вспоминал:

Это была замечательная пара. Маяковский очень красивый, большой. Таня тоже красавица — высокая, стройная, под стать ему. Маяковский производил впечатление тихого, влюблённого. Она восхищалась и явно любовалась им, гордилась его талантом.

Бертран дю Плесси, замужество, рождение дочери

С Катей Красиной ( дочка советского дипломата и посла во Франции Леонида Красина, с которым Тата Яковлева была знакома с тех пор, как тот помог ей с визой и выездом из СССР.  Яковлева была знакома с семьей Красина, в том числе, с его дочерьми.) у нее пути разошлись, когда Яковлева, неожиданно вернувшись домой, застала мужа Бертрана со своей подругой Катей Красиной. Семья не распалась, но дала трещину. Но скоро жизнь расставила все на свой места и у самой Яковлевой в скором времени появился новое увлечение — Александр Либерман, который был женихом другой дочери Красина

Встреча случилась в 1938 году, когда Алекс и Люба Красина, дочь советского посла во Франции, на 
которой он собирался в то время жениться, приехали отдохнуть на юг Франции. 

Там же восстанавливала свои силы и Тата, попавшая за год до этого в автокатастрофу. Увечья её были такими сильными и вид такой страшный, что ее тело отправили в морг. Там она пришла в себя и, к ужасу санитаров, начала стонать. В больнице Яковлевой пришлось пережить тридцать пластических операций. И поездка на море была весьма и весьма кстати.Люба Красина сама разыскала Татьяну и познакомила с Александром. Как потом будет вспоминать Либерман, между ними «мгновенно возникло притяжение». 
И больше они не расставались... 

Они поженились в 1941 году в 1941-м году после гибели дю Плесси — над Ла-Маншем его 
самолет был сбит немецкими зенитчиками. Из рук генерала де Голля Яковлева, как вдова героя, Татьяна получила орден.

Вскоре она вместе с Алексом и дочерью Фрэнсин переехали в Соединенные Штаты.

В первые месяцы пребывания в Нью-Йорке дворянская фамилия еще раз сыграла Татьяне на руку. Ей удалось устроиться дизайнером женских шляп как «графине дю Плесси». Ее шляпки носили Марлен Дитрих, Эдит ПиафЭсти Лаудер и другие состоятельные женщины

Семья и родственные связи

  • Дед со стороны отца — Евгений Александрович Яковлев (1857—1898), российский инженер, изобретатель отечественного двигателя внутреннего сгорания. Основатель и владелец первого российского завода газовых и керосиновых двигателей (ныне завод «Вулкан»).
  • Бабушка со стороны отца — Софья Петровна Кузьмина (?—1939), российский математик.
  • Дед со стороны матери — Николай Сергеевич Аистов (1853—1916), российский артист балета, режиссёр.
  • Родители:
    • Отец — Алексей Евгеньевич Яковлев, после эмиграции в США Алексис Джексон (1881—1950, по другим сведениям 1964), российский архитектор.
    • Мать — Любовь Николаевна Яковлева (урождённая Аистова).
  • Дядя — Александр Евгеньевич Яковлев (1887—1938), русский художник.
  • Тётя — Александра Евгеньевна Яковлева (сценический псевдоним Сандра, 1889—1979), российская и французская оперная певица, вокальный педагог.
  • Сестра — Людмила Алексеевна Яковлева (1908—?), французская балерина, актриса, модель.
  • Единокровный брат (от брака отца с Зинаидой Васильевой) — Евгений Алексеевич Яковлев.
  • Мужья:
    • Бертран дю Плесси (1902—1940), французский дипломат.
    • Александр Семёнович Либерман (1912—1999), французский и американский художник, скульптор и редактор.
  • Дочь — Франсин дю Плесси Грей (урождённая дю Плесси, р. 1930), американская писательница.
  • Зять — Клив Грей (1918—2004), американский художник.
  • Внуки:
    • Таддеус Айвз Грей.
    • Люк Александр Грей.

Библиография

Неопубликованные источники и публикации Татьяны Яковлевой

  • Машинопись магнитофонной беседы Геннадия Шмакова с Татьяной Яковлевой (1980-е годы).

О Татьяне Яковлевой Книги

  • Triolet Elsa. Écrits intimes 1912—1939 / Édition établie, préfacée et annotée par Marie-Thérèse Eychart. — Paris, 1998.
  • Аксёнкин А. ТАТА (Татьяна Яковлева). ТАТА (Tatyana Yakovleva): Каталог / Вступ. ст. С. Стрижнёвой; На русском и английском языках. — М.: Государственный музей В. В. Маяковского, 2003. — С. 216. — ISBN 5-09-009338-3.
  • Francine du Plessix Gray. Them: A Memoir of Parents. — New York: The Penguin Press, 2005. — 530 p. — ISBN 1-59420-049-1.
  • Тюрин Юрий. Татьяна. Русская муза Парижа. — М.: Гелеос, 2006. — 232 с. — ISBN 5-8189-0734-1.
  • Коваленко С. А. «Звёздная дань». Женщины в судьбе Маяковского. — М.: Эллис Лак 2000, 2006. — 592 с. — 5000 экз. — ISBN 5-902152-13-5.
  • Plessix Gray Francine du. Majakowskis letzte Liebe. — Berenberg Verlag, 2008. — ISBN 978-3-937834-27-6.
  • Янгфельдт Бенгт. Ставка — жизнь: Владимир Маяковский и его круг = Med livet som insats: Berättelsen om Vladimir Majakovskij och hans krets / Пер. со швед. Аси Лавруши и Бенгта Янгфельдта. — М.: КоЛибри, 2009. — 640 с. — 10 000 экз. — ISBN 978-5-398-00417-7.

Статьи

  • Якобсон Р. Неизвестные стихи Маяковского: [«Письмо к Татьяне Яковлевой»] // Новоселье (Нью-Йорк). — 1942. — № 2. —С. 57—62.
  • Реформатская Н. Неизвестное стихотворение Маяковского [«Письмо к Татьяне Яковлевой»]: (К выходу нового Полного собрания сочинений поэта) // Новый мир. — 1956. — № 4. — С. 59—62.
  • Якобсон Р. Новые строки Маяковского: I. ...Примечания [к публикациям]: 1. Письмо Татьяне Яковлевой; 2. Сопроводительные стихи при посылке цветов [Т. Яковлевой]; 3. Надписи на книгах Маяковского, [подаренных Т. Яковлевой и Р. Якобсону]; II. Комментарий к поздней лирике Маяковского // Русский литературный архив. — Нью-Йорк: Гарвардский университет, 1956. —С. 176—178, 179, 180—206.
  • Струве Г. [Рецензия на книгу: Русский литературный архив. Нью-Йорк, 1956; Отклик на публикацию Р. Якобсона «Новые строки Маяковского»] // Новый журнал. — 1957. — Т. 48. — С. 256, 259—262.
  • Оксман Ю., Черёмин Г. Нью-Йоркский сборник материалов по истории русской литературы: [Отклик на публикацию Р. Якобсона «Новые строки Маяковского»] // Вопросы литературы. — 1957. — № 8. — С. 243, 248—254.
  • Щербина В. Фальшивый комментарий: [Отклик на публикацию Р. Якобсона «Новые строки Маяковского»] // Литературная газета. — 6 февраля 1958 года.
  • Воронцов В., Колосков А. Любовь поэта // Огонёк. — 1968. — № 16.
  • Плесси Грей Фрэнсин дю. «...Одна из муз Маяковского» // Советская культура. — 8 декабря 1988 года.
  • Катанян В. В. У Тани Яковлевой // Литературная газета. — 19 мая 1993 года.
  • Савин О. Последняя любовь Владимира Маяковского // Сура. — 1993. — № 6.
  • Крашенинников А. Ф., Савин О. М. Яковлевы // Пензенская энциклопедия / Гл. ред. К. Д. Вишневский. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. — ISBN 5-85270-234-Х.
  • Ефимова Марина. Звёздная жизнь последней любви Маяковского: [Рецензия на книгу: Francine du Plessix Gray. Them: A Memoir of Parents. The Penguin Press. New York. 2005. 530 pages.. Программа «Поверх барьеров»: Американский час с Александром Генисом] // Радио Свобода. — 31 мая 2005 года.
  • vadbes. ОНИ: [Рецензия на книгу: Francine du Plessix Gray. Them: A Memoir of Parents. The Penguin Press. New York. 2005. 530 pages.] // Живой Журнал. — 7 октября 2006 года.
  • Абаринов Владимир. Один, или вдвоём в Париже // Совершенно секретно.
  • Абаринов Владимир. Одна, а не вдвоём в Париже // Совершенно секретно.

****************

Татьяна Яковлева, племянница известного парижского художника.

Маяковский познакомился Татой (ударение на второй слог) в Париже, когда проводил к врачу Эльзу Триоле (сестру Лили Брик), 25 октября 1928 года.

Как писал Самуил Кур :

.... Татьяна Яковлева попала в Париж в 1925-м. Ей было тогда 19. Она родилась в Петербурге, в старинной дворянской семье, к которой принадлежал, в частности, А.И. Герцен. Отец ее, известный архитектор, по мере получения заказов переезжал с места на место. Так Яковлевы оказались сначала в Вологде, а затем – в Пензе, где Алексей Евгеньевич проектировал городской театр. В 1915-м родители разошлись, отец уехал в Америку. Мать вышла замуж вторично, за антрепренера, человека с солидным состоянием. После революции он остался ни с чем. Голод привел его к истощению, туберкулезу, и в 1921-м он ушел из жизни.

Наступила очередь Тани помочь выжить семье – ей, матери и сестренке. На вокзале и в других местах она читала перед красноармейцами стихи, а знала она их неисчислимое множество – от Ахматовой и Блока до Есенина и Маяковского. Если повезет, за концерт можно было заработать буханку хлеба. Кончились эти выступления сильнейшим бронхитом и опасением, что начался процесс в легких.

Между тем, ее родной дядя, Александр Яковлев, отличный художник, жил в Париже на широкую ногу. Он был в фаворе у знаменитого владельца автоконцерна Андре Ситроена – разрабатывал для него дизайн автомобилей. Танина мама написала ему эмоциональное письмо – девочка может погибнуть, ей необходимо лечение. Не смог бы он забрать ее для этого к себе? Художник, разумеется, сразу же откликнулся. Он обратился к послу СССР во Франции Леониду Красину, с которым был хорошо знаком, а также к своему патрону. Пришлось приложить немало усилий, а Ситроену потратить большие деньги, чтобы уговорить советское правительство выпустить девушку из страны. Так Татьяне удалось вырваться на Запад.

Солнечные ванны на пляже, на южном берегу Франции, следование рекомендациям врачей и хорошее питание сделали свое дело. Здоровье пришло в норму, и Татьяна появилась в парижском обществе, чтобы произвести там фурор. Она была ослепительно красива и, кроме того, совсем не выглядела провинциалкой. Вот что она заметила впоследствии по этому поводу: «Я приехала из интеллигентной семьи вполне начитанной, знающей музыку и живопись барышней. К тому же я не попала в чужой дом, а к бабушке, тетке и дяде, которые меня обожали, когда я еще была ребенком».

Бабушка, между прочим, одной из первых женщин в России закончила математический факультет и писала стихи.

Вокруг Татьяны мгновенно закружился рой поклонников. Благодаря дяде она быстро вошла в круг его общения – а это были сливки художественной интеллигенции, многие из которых встречались в широко известном в Париже салоне Зизи Свирского. Достаточно назвать несколько имен – Ф.И. Шаляпин, художники Михаил Ларионов и Наталья Гончарова, уже знаменитый поэт, драматург и режиссер Жан Кокто, Луи Арагон, Коко Шанель, Сергей Дягилев. Затесался в эту компанию – и в число почитателей русской красавицы – даже нефтяной магнат.

Казалось бы, такие прекрасные условия, такой круг знакомых – живи в свое удовольствие. А Тата стала искать работу. Пошла в киностудию – сниматься в массовке, и первые заработанные деньги отослала в Пензу. Правда, на съемках обожгла глаза. Какое-то время работала фотомоделью – позировала для поздравительных открыток и рекламных плакатов. Потом устроилась в шляпное ателье, хозяйкой которого была тоже эмигрантка, кавказская княжна Фатьма-Ханум Самойленко. И, наконец, поступила в Эколь де кутюр – парижскую Школу моды и костюма. Таким образом, она стала дипломированным модельером женских шляпок: «… я начала делать рисунки шляп и продавала в Америку через «Вог»…»

Тата подружилась с Шанель, и та придумала, как сделать, чтобы красота подруги работала на их общую пользу: стала одевать ее в только что созданные платья. Получился отличный способ рекламировать в обществе свои новые модели. А Татьяну любили все – и за общительность, и за доброжелательность, и за готовность прийти на помощь, порой в самых неожиданных ситуациях. Был, к примеру, такой случай. Жан Кокто поселился в тулонской гостинице в одном номере с Жаном Маре.  Портье доложил, куда следует, явилась полиция нравов и арестовала драматурга. Узнавшая об этом Тата  примчалась в Тулон и с хорошо разыгранным возмущением заявила в полицейском участке: «Как вы посмели арестовать моего любовника?!» Кокто тут же освободили.

Татьяна покорила Маяковского с первой встречи. В последние годы в нём всё сильнее разгоралось желание вырваться из Лилиного плена. И, если раньше мысли о настоящей женитьбе ему просто в голову не приходили, то сейчас они неутомимо сверлили сознание.

Совсем недавно даже кандидатка появилась – работница Госиздата Наталья Брюханенко. Потом она сама признавалась, что не дотягивала до уровня своего гениального друга, не всегда понимала его. К тому же, почуяв неладное, быстренько вмешалась Лиличка и пресекла любые поползновения к возможному серьезному шагу.

И вот – Татьяна. «Ты одна мне ростом вровень…» – написал Маяковский через пару недель. Высокая, длинноногая красавица ни в чём не уступала ему, признанному, прославленному поэту. Не только ей было интересно с ним, но и ему с ней. Казалось бы, всё ее образование проходило в домашних стенах и оборвалось в 12 лет, в 1918 году. Но она не напрасно высоко отозвалась о себе самой. То, что могла дать дочери дворянская семья такого уровня, стоило многих лет обучения в школе. Гувернантка учила ее немецкому, а дома мать и отец говорили по-французски. Поэтому этими двумя языками Таня владела свободно. Ее письма матери свидетельствуют о великолепном владении родным, русским языком. А еще она серьезно увлекалась поэзией, знала наизусть много сотен стихотворений Пушкина, Лермонтова, современных поэтов и даже сама пробовала писать. Неплохо рисовала. А про игру на рояле мы уже говорили.

Но главное, у нее был незаурядный ум. И всё шло замечательно, хотя…

Хотя в тайная тайных поэта затаилась одна душевная рана, которая его мучила. Звали ее Элли Джонс. За день до знакомства с Татьяной, еще ничего подобного не подозревая, он виделся с Элли в Ницце. Виделся не впервые.Начиналась эта история три года назад и разворачивалась на глобальных пространствах.

http://kstati.net/vladimir-mayakovskij-muza-i-mauzer-2/

Avoti: wikipedia.org

Nav pesaistītu vietu

    loading...

        Saiknes

        Saistītās personas vārdsSaitesDzimšanas datumsMiršanas datumsApraksts
        1
        Бертран дю ПлессиVīrs
        2Алекс  ЛиберманАлекс ЛиберманVīrs04.09.191219.11.1999
        3Vladimirs  MajakovskisVladimirs MajakovskisPartneris, Civilvīrs19.07.189314.04.1930

        Nav norādīti notikumi

        Birkas