Пакт Молотова — Риббентропа

Нет фотографий события. Пожалуйста, добавьте фото!
Связанные лица:
15Список лиц
События:
136Список событий
Дата:
23.08.1939
Дополнительные поля

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (нем. Deutsch-sowjetischer Nichtangriffspakt; также известен как пакт Молотова — Риббентропа) — межправительственное соглашение, подписанное 23 августа 1939 года главами ведомств по иностранным делам Германии и Советского Союза.

Стороны соглашения обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет в случае, если одна из них становилась объектом военных действий третьей стороны. Участники соглашения также отказывались от союзных отношений с другими державами, «прямо или косвенно направленных против другой стороны». Предусматривался взаимный обмен информацией о вопросах, затрагивающих интересы сторон.

К договору прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства». Протокол предусматривал включение Латвии, Эстонии, Финляндии, восточных «областей, входящих в состав Польского государства», и Бессарабии в сферу интересов СССР. Литва и запад Польши были отнесены в сферу интересов Германии.

Подписание договора завершило период охлаждения советско-германских политических и экономических отношений, вызванного приходом к власти в Германии А. Гитлера. Получив осенью 1938 года в Мюнхене очередное наглядное свидетельство того, что великие державы не готовы учитывать мнение СССР в европейской политике, советское руководство было крайне заинтересовано в срыве тенденции европейской консолидации, не учитывающей советские интересы. В этом смысле продолжение германской экспансии в начале 1939 года отвечало интересам Москвы, так как резко повышало заинтересованность обеих европейских военно-политических группировок в соглашении с СССР, тогда как советское руководство могло выбирать, с кем и на каких условиях оно будет договариваться с учётом своих интересов.

Слухи о существовании дополнительных секретных договорённостей появились вскоре после подписания договора. Текст секретного протокола был опубликован в 1948 году по фотокопиям, а в 1993 году — по вновь найденным подлинникам.

1 сентября 1939 года Германия начала вторжение в Польшу, а 17 сентября 1939 года на Польшу напали вошли советские войска. Территориальный раздел Польши (Пятый раздел Польши) между СССР и Германией был завершён подписанием договора о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года и дополнительного протокола к нему от 4 октября того же года. В 1940 году к СССР были присоединены страны Прибалтики, Бессарабия и Северная Буковина, а также ряд финских территорий (в результате советско-финской войны).

В связи с нападением Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года договор утратил силу. При заключении Соглашения Сикорского — Майского 30 июля 1941 года советское правительство признавало советско-германские договоры 1939 года утратившими силу в части территориальных изменений в Польше. В 1989 году II Съезд народных депутатов СССР осудил факт подписания секретного дополнительного протокола от 23 августа 1939 года и других секретных договорённостей с Германией и признал секретные протоколы «юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания».

В 2009 году Европейский парламент провозгласил 23 августа — днём памяти жертв сталинизма и нацизма.

Предыстория советско-германского сближения

Малая Советская Энциклопедия 1936 года издания отражает общий настрой СССР в отношении национал-социалистической Германии, описывая «теоретическое убожество» и «невежественность» Гитлера

После прихода Гитлера к власти в Германии в 1933 году и начавшихся в ходе «Национальной революции» антисоветских и антикоммунистических эксцессов СССР разорвал все (до тех пор весьма тесные) экономические и военные отношения с Германией. Осенью 1933 года авиационная школа в Липецке и другие военные объекты Германии на территории Советского Союза были закрыты, а немецкие военные специалисты вернулись на родину. С этого времени официальным курсом НКИД СССР, возглавлявшегося М. М. Литвиновым, становится курс на создание в Европе системы «коллективной безопасности», то есть системы международных договоров, которые бы воспрепятствовали реваншистским планам Германии.

Гитлер, однако, с приходом к власти не захотел денонсировать Берлинский договор о нейтралитете с СССР 1926 года и протокол к нему от 1931 года, заявив 5 мая 1933 года, что эти документы будут действовать и впредь.

В декабре 1933 года правительствами Франции и СССР было выдвинуто совместное предложение о заключении договора о коллективной безопасности в Европе. Были сделаны предложения присоединиться к договору Германии, Великобритании, Финляндии, Чехословакии, Польше, Эстонии, Латвии и Литве. Проект договора получил название «Восточный пакт». Восточный пакт не удалось осуществить из-за отказа Германии и Польши участвовать в нём. В марте 1934 года Польша заключила с национал-социалистическим режимом договор о ненападении, ставший одним из первых внешнеполитических успехов правительства Гитлерa.

В марте 1935 года Германия окончательно перестала соблюдать военные статьи Версальского мирного договора 1919 года. В стране была введена всеобщая воинская повинность и началось перевооружение армии, однако это не встретило никакого противодействия со стороны западных держав, гарантов Версальского мира.

«Миссия Канделаки»

В 1934—1937 годах Советский Союз предпринял ряд попыток расширить экономические отношения и провести разрядку политических отношений с Германией. В конце 1934 года в Берлине должность торгпреда занял личный эмиссар Сталина Давид Канделаки. Ведя переговоры в Германии, Канделаки пытался перевести их с экономического на политический уровень — на рейхсминистра Г. Геринга и директора Имперского банка Я. Шахта.

В 1936 году советская сторона предлагала Берлину подписание договора о ненападении. Предложение было отклонено на том основании, что между СССР и Германией нет общей границы. Как позднее утверждал руководитель сети советской разведки Вальтер Кривицкий, для демонстрации доброй воли со стороны Москвы ему в декабре 1936 года было приказано ослабить разведывательную работу в Германии.

Так называемая «миссия Канделаки» продолжалась до 1937 года и закончилась неудачей: немецкая сторона по идеологическим и политическим соображениям не считала нужным идти на расширение связей с СССР.

Сделав ставку на неизбежность возникновения нового конфликта между империалистическими государствами, СССР стремился не допустить объединения великих держав, воспринимая это как главную угрозу своим интересам. 

Активизация контактов между Германией и СССР

28 июня 1939 года Молотов принял Шуленбурга и говорил с ним о нормализации отношений с Германией как о деле желаемом и возможном.

1 июля Москва намекнула Берлину, что «ничто не мешает Германии доказать серьёзность своего стремления улучшить свои отношения с СССР». 3 июля Германия предложила Москве договориться о будущих судьбах Польши и Литвы. 4 июля СССР проинформировал Италию, что пойдёт на договор с Великобританией и Францией только тогда, когда они примут все советские условия, и вновь заявил, «что ничто не мешает германскому правительству доказать на деле серьёзность и искренность своего стремления улучшить отношения с СССР».

18 июля советский торгпред Е. И. Бабарин передал экономическому советнику германского МИД Карлу Шнурре (Karl Schnurre) проект торгового соглашения и перечень сырьевых товаров, которые СССР готов поставить Германии.

24 июля Карл Шнурре в беседе с советским временным поверенным в делах Г. И. Астаховым, после обсуждения текущих экономических вопросов, изложил план улучшения германо-советских политических отношений (предварительно оговорив эту часть беседы как неофициальный обмен мнениями). Немецкий план включал: 1) заключение торгово-кредитного договора; 2) нормализацию отношений в области прессы и культурных отношений, установление атмосферы взаимного уважения; 3) политическое сближение. При этом Шнурре заметил, что ранее неоднократные попытки германской стороны поднять эту тему были проигнорированы советской стороной. 26 июля Шнурре продолжил развивать эту тему, пригласив, по указанию Риббентропа, Астахова и заместителя торгпреда Е. И. Бабарина в берлинский ресторан «Эвест». Третий пункт плана был несколько конкретизирован немецкой стороной: «или возвращение к тому, что было раньше <договор о нейтралитете 1926 г.>, или же новое соглашение, которое примет во внимание жизненные политические интересы обеих сторон». О позиции Германии Астахов сообщил в телеграмме:

Германия готова разговаривать и договориться с нами [СССР] по всем интересующим обе стороны вопросам, дав все гарантии безопасности, какие мы захотели бы от неё получить. Даже в отношении Прибалтики и Польши договориться было бы так же легко, как было в отношении Украины (от которой Германия отказалась).

Тем временем 2—3 августа Риббентроп впервые сделал официальное заявление на тему германо-советского сближения, в котором, в частности, содержался намёк на раздел сфер влияния: По всем проблемам, имеющим отношение к территории от Чёрного до Балтийского моря, мы могли бы без труда договориться…

Что касается Польши, то за развивающимися событиями мы следим внимательно и хладнокровно. В случае провокации со стороны Польши мы урегулируем вопрос с Польшей в течение недели. На случай этого я сделал тонкий намёк на возможность заключения с Россией соглашения о судьбе Польши.

8—10 августа советское руководство получило от Астахова сведения о том, что немцы «готовы были бы объявить свою незаинтересованность (по крайней мере, политическую) в судьбе прибалтов (кроме Литвы), Бессарабии, русской Польши (с изменениями в пользу немцев) и отмежеваться от аспирации на Украину. За это они желали бы иметь от нас подтверждение нашей незаинтересованности к судьбе Данцига, а также бывшей германской Польши (быть может, с прибавкой до линии Варты или даже Вислы) и (в порядке дискуссии) Галиции». Такая договорённость, однако, подразумевала отказ СССР от договора с Великобританией и Францией. 11 августа советское руководство согласилось на начало постепенных переговоров по этим вопросам в Москве. 13 августа Германия уведомила СССР, что согласна вести переговоры в Москве.

14 августа в ходе совещания с военными Гитлер заявил о своём решении начать войну с Польшей, поскольку «Англия и Франция не вступят в войну, если ничто не вынудит их к этому». У германского руководства усиливалась уверенность в том, что Великобритания пока не готова к войне, и в этих условиях следует не связывать себе руки соглашением с Великобританией, а воевать с ней. Великобритания и Франция, в свою очередь, всё ещё не были уверены в том, что Германия будет воевать с Польшей. 18—20 августа Польша, категорически отвергавшая сотрудничество с СССР, была готова к переговорам с Германией для обсуждения германских условий территориального урегулирования, но Берлин, взявший курс на войну, уже не интересовало мирное решение вопроса. Германо-польские переговоры так и не состоялись.

15 августа Германия через посла Шуленбурга передала Москве широкие предложения и поставила вопрос о приезде в Москву министра иностранных дел И. Риббентропа. В ответ Молотов выдвинул предложение о заключении полноценного пакта вместо предложенной Шуленбургом совместной декларации о неприменении силы друг против друга.

17 августа Германия приняла все предложения СССР и вновь предложила ускорить переговоры путём приезда Риббентропа в Москву. СССР предложил сначала подписать экономический договор, а потом договориться о пакте и протоколе. 19 августа Германия сообщила о своём согласии «учесть всё, чего пожелает СССР», и вновь настаивала на ускорении переговоров. Советская сторона передала в Берлин проект пакта о ненападении (в постскриптуме содержался набросок будущего секретного протокола) и дала согласие на приезд Риббентропа 26—27 августа. В тот же день было подписано советско-германское экономическое соглашение, о чём было сообщено в прессе.

Для Гитлера эта отсрочка была неприемлема, поскольку срок нападения на Польшу уже был назначен, и Гитлер спешил закончить кампанию до начала осенних дождей. 21 августа в 15 часов посол Шуленбург передал Молотову телеграмму от Гитлера «господину И. В. Сталину», в которой фюрер сообщал о своём согласии с советским проектом пакта о ненападении и о готовности выработать «дополнительный протокол» в ходе визита в Москву «ответственного государственного деятеля Германии». Указав на угрозу германо-польского кризиса, Гитлер предлагал принять Риббентропа «во вторник, 22 августа, но не позднее среды, 23 августа. Министр иностранных дел имеет всеобъемлющие и неограниченные полномочия, чтобы составить и подписать как пакт о ненападении, так и протокол». В 17 часов Молотов передал Шуленбургу ответ Сталина «рейхсканцлеру Германии господину А. Гитлеру» с сообщением о согласии советского правительства «на приезд в Москву г. Риббентропа 23 августа»[2]. Через несколько минут об этом было объявлено по берлинскому радио, немецким кораблям были отданы приказы занять боевые позиции, а на совещании с военными, состоявшемся 22 августа, Гитлер заявил о своём твёрдом намерении начать войну с Польшей.

Суммируя события августа 1939 года с точки зрения Германии, М. Мельтюхов отмечает, что в этот период для германского руководства в решающую фазу вступил вопрос о выяснении позиции Великобритании и СССР в случае войны с Польшей: 2—3 августа Германия активно зондировала Москву, 7 августа — Лондон, 10 августа — Москву, 11 августа — Лондон, 14—15 августа — Москву. На 23 августа были запланированы сразу два визита: британскому правительству 21 августа Берлин предложил принять для переговоров рейхсмаршала Геринга, а советскому — министра иностранных дел Риббентропа для подписания пакта о ненападении. И СССР, и Великобритания ответили согласием. 22 августа Гитлер сделал свой выбор и, исходя из необходимости прежде всего подписать договор с СССР, отменил поездку Геринга, хотя Лондон об этом известили лишь 24 августа.

Этот выбор М. Мельтюхов считает возможным объяснить рядом факторов. Во-первых, германское командование было уверено, что вермахт в состоянии разгромить Польшу, даже если её поддержат Великобритания и Франция, тогда как выступление СССР на стороне антигерманской коалиции означало для Германии катастрофу. Во-вторых, соглашение с СССР было призвано удержать Великобританию и Францию от вмешательства и дать Германии возможность противостоять вероятной экономической блокаде западных держав. В-третьих, не последнюю роль, по мнению историка, играл и субъективный момент: Великобритания в предшествовавшие годы часто шла на уступки Германии, и руководство Третьего Рейха, видимо, привыкло к этому. Что же касается советского руководства, то оно, напротив, было крайне неуступчивым, и выраженную им готовность к соглашению следовало использовать без промедления. Кроме того, подписание пакта должно было окончательно похоронить англо-франко-советские военные переговор.

Политика стран Восточной Европы

Правительства восточноевропейских стран относились к СССР с глубоким недоверием. В мае 1939 года, несмотря на обострение отношений с Германией, польское министерство иностранных дел заявило, что Польша не хочет связывать себя какими-либо соглашениями с СССР.

Прибалтийские страны, как отмечает эстонский историк д-р Магнус Илмьярв, не доверяли СССР как по причинам исторического свойства, так и из-за разницы режимов. Начавшиеся летом 1939 г. англо-франко-советские переговоры вызывали их опасения, что, войдя в эти страны, Красная Армия установит там большевистский режим и, в конце концов, откажется уйти. К тому же прибалтийские страны после опыта Мюнхена не верили, что Великобритания и Франция реально выполнят свои обязательства по их защите в случае германской агрессии.

В результате правительства Эстонии и Латвии заявили, что всякую гарантию, данную без их просьбы, будут рассматривать как акт агрессии, после чего поспешили заключить пакты о ненападении с Германией. 7 июня были подписаны германо-латвийский и германо-эстонский договоры (договор с Литвой был заключён ещё в марте). При этом Германия не только обещала не нападать на прибалтийские страны, но и гарантировала помощь в случае агрессии СССР. Это вызвало у прибалтийских правительств ощущение безопасности — как оказалось вскоре, ложное. Высокопоставленные немецкие военные (Франц Гальдер и Вильгельм Канарис) посетили балтийские страны и вели там переговоры о военном сотрудничестве. По сообщению германского посланника в Таллине, начальник штаба эстонской армии Рэк заявлял ему, что Эстония может содействовать Германии в установлении контроля над Балтийским морем, в том числе в минировании Финского залива против советских военных кораблей.

Подписание Договора

Риббентроп прилетел в Москву в полдень 23 августа. Его самолёт был по ошибке обстрелян советскими зенитчиками рядом с Великими Луками. По утверждению посла США в СССР Ч. Болена, нацистский флаг, который был вывешен при встрече Риббентропа, был позаимствован на киностудии «Мосфильм», где использовался как реквизит при съёмке антифашистских фильмов.

Встреча Риббентропа со Сталиным и Молотовым продолжалась три часа. По словам присутствовавшего на встрече личного переводчика Сталина, Владимира Павлова, когда началось обсуждение проекта договора, Сталин заявил: «К этому договору необходимы дополнительные соглашения, о которых мы ничего нигде публиковать не будем», после чего изложил содержание будущего секретного протокола о разделе сфер обоюдных интересов. В посланной Гитлеру в тот же день телеграмме Риббентроп сообщил об успешном продвижении переговоров. Единственным препятствием к подписанию он назвал требование советской стороны включить два латвийских порта (Лиепая и Вентспилс) в «сферу интересов» СССР. Гитлер дал на это своё согласие.

Непосредственно перед подписанием был затронут вопрос имевшей место ранее враждебности Германии и СССР друг другу. По этому поводу Риббентроп сказал советским дипломатам, что "между Балтийским и Черным морями нет проблемы, которая не могла бы быть разрешена нашими двумя странами". Германские и советские дипломаты отметили общность антикапиталистической и антидемократической позиции их правительств. В частности, было сказано, что "в идеологии Германии, Италии и Советского Союза есть один общий элемент: противостояние капиталистическим демократиям, "ни у нас, ни у Италии нет ничего общего с капиталистическим Западом" и "нахождение социалистического государства на стороне западных демократий представляется нам довольно противоестественным".

Один из германских представителей пояснил, что имевшая место ранее враждебность к советскому большевизму прекратилась после произошедших в Коминтерне изменений и отказа СССР от мировой революции. Один из советских представителей назвал разговор, в ходе которого было дано такое пояснение, "крайне важным" При подписании договора Риббентроп и Сталин беседовали в дружеской манере, обменивались тостами и вновь обсуждали имевшую место в 1930-х годах враждебность между их странами.

Содержание договора
  • Договор состоял из семи коротких статей:
  • статья I обязывала стороны воздерживаться от агрессии в отношении друг друга;
  • статья II обязывала стороны не поддерживать агрессии третьих стран против другой стороны;
  • статья IV обязывала стороны не вступать в военные союзы, направленные против другой стороны;
  • статья V предлагала пути мирного урегулирования конфликтов;
  • статья VI описывала срок действия договора (десять лет с автоматическим продлением каждый раз на пять лет);
  • статьи III и VII были чисто техническими.
Секретный протокол к договору

«Секретный дополнительный протокол» описывал «границы сфер интересов» сторон «в случае территориально-политического переустройства» Прибалтики и Польши. Латвия и Эстония входили в сферу интересов СССР. При этом Литва получала Вильнюс (на тот момент польский), а граница интересов в Польше проходила по рекам Нарев, Висла и Сан.

Вопрос о независимости Польши, согласно протоколу, мог «быть окончательно выяснен» позже, по согласию сторон. Также СССР подчёркивал интерес к Бессарабии, а Германия — незаинтересованность в ней.

Подписание договора

Около двух часов ночи в кабинете Молотова в Кремле были подписаны документы, датированные предыдущим днём. По желанию Риббентропа на церемонию подписания были допущены несколько немецких журналистов и — на правах протоколиста последующей беседы — и. о. легационного советника посольства Андор Хенке, хорошо знавший Россию и русский язык.

Договор был ратифицирован Верховным Советом СССР через неделю после его подписания, причём от депутатов было скрыто наличие «секретного дополнительного протокола». На другой день после ратификации договора, 1 сентября 1939 года, Германия напала на Польшу.

Позднее, в 1946 году, вспоминая об этом событии на Нюрнбергском процессе, Риббентроп сказал: «Когда я приехал в Москву в 1939 году к маршалу Сталину, он не обсуждал со мной возможность мирного урегулирования германо-польского конфликта в рамках пакта Бриана-Келлога, а дал понять, что если он не получит половины Польши и Прибалтийские страны, ещё без Литвы с портом Либава, то я могу сразу же вылетать назад».

Банкет по случаю подписания

Встреча увенчалась банкетом, состоявшимся в том же кабинете Молотова, в котором велись переговоры, в ходе которого Сталин предложил тост: «Я знаю, как немецкий народ любит фюрера. Поэтому я хочу выпить за его здоровье». Риббентроп говорил о том, что Британия всегда пыталась подорвать советско-германские отношения, о ее "слабости" и ее "желании, чтобы другие воевали ради ее высокомерных претензий на мировое господство". Сталин согласился с этим и добавил: "Мировое господство Англии было возможным вследствие глупости других стран, которые всегда позволяли запугать себя" (If England dominated the world, that was due to the stupidity of the other countries that always let themselves be bluffed).

Сталин предложил свой тост за Гитлера, а затем он и Молотов поочередно предлагали тосты за немецкий народ, за подписанный договор и за советско-германские отношения. Риббентроп ответил тостами за Сталина и за отношения между двумя странами. Перед уходом Риббентропа с банкета Сталин отвел его в сторону и сказал, что советское правительство относится к этому новому договору очень серьезно, и что "он дает честное слово, что Советский Союз не предаст своего партнера". Банкет длился до пяти часов утра. В германском посольстве по случаю подписания договора было устроено ещё одно импровизированное торжество, где Риббентроп выглядел упоённым сверх всякой меры результатами своего визита в Москву и успехом переговоров.

Юридическая характеристика договора

Оценки юридической стороны договора противоречивы. Согласно мнениям одних историков, Договор о ненападении сам по себе (без протокола) не содержит ничего необычного и представляет собой типичный договор о ненападении, примеры которых часты в тогдашней европейской истории (см., например, аналогичный пакт между Германией и Польшей).

В договоре отсутствовал пункт, отменяющий его действие в случае, если одна из сторон совершит агрессию (такой пункт присутствовал в большинстве договоров о ненападении, заключённых СССР). В исходном советском проекте договора соблюдение нейтралитета имело предпосылкой ситуацию, при которой другая сторона окажется «объектом насилия или нападения со стороны третьей державы», но окончательная редакция статьи II договора предполагала соблюдение нейтралитета в случае, если одна из сторон станет не объектом нападения, но «объектом военных действий со стороны третьей державы». Такие формулировки были типичны для дипломатии Третьего рейха: например, договор о ненападении между Германией и Латвией и договор о ненападении между Германией и Эстонией декларировали соблюдение нейтралитета «при любых обстоятельствах»; однако СССР до сих пор их не использовал. В результате договор широко открывал двери для любого нападения Германии, «спровоцированного» якобы актом насилия со стороны третьей державы. Договор тесно связан с секретным протоколом и не может оцениваться отдельно от него, равно как и вне конкретной предвоенной ситуации тех дней. Секретный протокол к договору относил к сфере интересов СССР в Прибалтике Латвию, Эстонию и Финляндию, Германии — Литву; в Польше раздел проходил по линии Нарев-Висла-Сан, Вильнюс переходил от Польши Литве. При этом, сам вопрос о том, желательно ли с точки зрения интересов договаривающихся сторон сохранение польского государства, предоставлялся «ходу дальнейшего политического развития», но в любом случае должен был решаться «в порядке дружественного обоюдного согласия». Кроме того, СССР подчеркнул свой интерес к Бессарабии, а Германия не возражала против интересов СССР в этом регионе Румынии. Дополнительный протокол оценивается А. А. Прониным как юридически неправомерный, поскольку он касался третьих стран.

Последствия заключения договора

В современной России все еще поддерживается советский миф о добрых намерениях Сталина и его соратников. 

К негативным последствиям для народов Восточной Европы однозначно следует признать утрату независимости Польши, Литвы, Латвии и Эстонии и закрепившее право СССР на "легальный геноцид" населения этих стран, и дальнейшее экономическое развитие этих стран. 

Актуальность

В СССР на протяжении всего послевоенного периода существование «секретного протокола» к договору о ненападении с Германией категорически отрицалось. На Западе его существование не ставилось под сомнение и было основанием для тезиса о «советской оккупации Прибалтики». С началом в середине 1980-х годов периода перестройки и гласности в СССР стало возможным полноценное расследование всех обстоятельств данного вопроса.

Вопрос о самом Договоре и, особенно, о секретных приложениях к нему был поднят прежде всего из-за давления со стороны Польши. Для изучения вопроса была создана особая комиссия во главе с секретарём ЦК КПСС Александром Яковлевым. 24 декабря 1989 года Съезд народных депутатов СССР, заслушав доложенные Яковлевым выводы комиссии, принял резолюцию, в которой осудил протокол (отметив отсутствие подлинников, но признав его подлинность, основываясь на графологической, фототехнической и лексической экспертизе копий и на соответствии их содержания последующим событиям). Тогда же, впервые в СССР, был опубликован текст секретных протоколов (по немецкому микрофильму — «Вопросы истории», № 6, 1989). В Постановлении Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года № 979-1 «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года» указано:

6. Съезд констатирует, что переговоры с Германией по секретным протоколам велись Сталиным и Молотовым втайне от советского народа, ЦК ВКП(б) и всей партии, Верховного Совета и Правительства СССР, эти протоколы были изъяты из процедур ратификации. Таким образом, решение об их подписании было по существу и по форме актом личной власти и никак не отражало волю советского народа, который не несёт ответственности за этот сговор.
7. Съезд народных депутатов СССР осуждает факт подписания «секретного дополнительного протокола» от 23 августа 1939 года и других секретных договорённостей с Германией. Съезд признаёт секретные протоколы юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания.

Дискуссии об исторической роли договора о ненападении и секретных протоколов актуальны и по сей день.

Связанные события

Имя / событиеДатаЯзык
1
200,000 rumāņu protesta mītiņi Bukarestē pret Rumānijas politiķu korupciju01.02.2017lv
2
Līdz 20,000 protestantu Bukarestes ielās pret valdības plānu amnestēt arestētos korumpantus29.01.2017lv
3Под колесами фуры на Рождественской ярмарке в Берлине погибли 12 человек, не менее 50 раненыПод колесами фуры на Рождественской ярмарке в Берлине погибли 12 человек, не менее 50 ранены19.12.2016de, en, lv, pl, ru
4Polijā apmēram 10,000 nacionāli noskaņotu poļu izgājuši ielās, lai atzīmētu Neatkarības dienuPolijā apmēram 10,000 nacionāli noskaņotu poļu izgājuši ielās, lai atzīmētu Neatkarības dienu11.11.2016lv
5Finland and the United States signs a bilateral defense cooperation pactFinland and the United States signs a bilateral defense cooperation pact07.10.2016en, lv
6После 59 лет оккупации Российская армия окончательно покидает последную военную базу Латвии После 59 лет оккупации Российская армия окончательно покидает последную военную базу Латвии 23.10.1999lv, ru
7Августовский путч Августовский путч 19.08.1991en, lv, pl, ru
8OMON uzbrukumi IeM kursantiem - Minskas Augstākās milicijas skolas Rīgas filiālei Zeļļu ielā 8OMON uzbrukumi IeM kursantiem - Minskas Augstākās milicijas skolas Rīgas filiālei Zeļļu ielā 815.01.1991lv
9Tiek atjaunota Igaunijas Republikas neatkarībaTiek atjaunota Igaunijas Republikas neatkarība08.05.1990lv
10Restoration of Independence of the Republic of LatviaRestoration of Independence of the Republic of Latvia04.05.1990en, lv, pl
11Lietuva paskelbė atkurianti visišką valstybės suverenitetąLietuva paskelbė atkurianti visišką valstybės suverenitetą11.03.1990lt, lv
12Румыния первой из стран Восточной Европы и бывших членов Организации Варшавского договора запретила Коммунистическую партиюРумыния первой из стран Восточной Европы и бывших членов Организации Варшавского договора запретила Коммунистическую партию12.01.1990lv, ru
13Rumānijas revolūcija. Demonstranti ieņem Komunistiskās partijas centrālo komiteju Rumānijas revolūcija. Demonstranti ieņem Komunistiskās partijas centrālo komiteju 22.12.1989lv, pl
14Начало румынской революции на площади ТимишоараНачало румынской революции на площади Тимишоара16.12.1989lv, pl, ru
15Rokoperas "Lāčplēsis" pirmizrādeRokoperas "Lāčplēsis" pirmizrāde23.11.1988lv
16US President Ronald Reagan challenged Mikhail Gorbachev to tear down the Berlin Wall in BerlinUS President Ronald Reagan challenged Mikhail Gorbachev to tear down the Berlin Wall in Berlin12.06.1987en, lv
17Vojcehs Jaruzeļskis Polijā pasludina karastāvokliVojcehs Jaruzeļskis Polijā pasludina karastāvokli13.12.1981lv
18
Beidzas tiesas prāva pret Kurzemes nacionālo partizānu A. Janpētera grupu23.05.1962lv
19Тело Иосифа Сталина было убрано из мавзолея ЛенинаТело Иосифа Сталина было убрано из мавзолея Ленина31.10.1961lv, pl, ru
20Cīņa pret padomju okupāciju. Legalizējas "Pana" mežabrāļu grupa Cesvaines apkaimēCīņa pret padomju okupāciju. Legalizējas "Pana" mežabrāļu grupa Cesvaines apkaimē30.10.1956lv

Карта

Источники: wikipedia.org

Места не присвоены

    Связанные лица

    Имя / событие родился / от умер / до Язык
    1Маврик  ВулфсонМаврик Вулфсон07.01.191808.03.2004en, lv, ru
    2
    Franciszek Józef Hüttel30.07.190900.00.1940pl
    3Лаврентий БерияЛаврентий Берия29.03.189923.12.1953de, ee, en, fr, lt, lv, pl, ru, ua
    4Карл СелтерКарл Селтер24.06.189831.01.1958de, ee, en, lv, ru
    5
    Андор Генке14.07.189531.01.1984de, en, ru
    6Давид КанделакиДавид Канделаки00.00.189529.07.1938de, en, fr, lv, ru
    7Лазарь КагановичЛазарь Каганович22.11.189325.07.1991ru
    8Иоахим фон РиббентропИоахим фон Риббентроп30.04.189316.10.1946de, en, fr, lt, lv, pl, ru
    9Вячеслав МолотовВячеслав Молотов09.03.189008.11.1986de, en, fr, lt, lv, pl, ru
    10Адольф ГитлерАдольф Гитлер20.04.188930.04.1945en, lv, pl, ru
    11Андрей ВышинскийАндрей Вышинский10.12.188322.11.1954lv, pl, ru
    12Борис ШапошниковБорис Шапошников02.10.188226.03.1945ru
    13Франклин РузвельтФранклин Рузвельт30.01.188212.04.1945de, en, fr, lt, lv, pl, ru, ua
    14Климент ВорошиловКлимент Ворошилов23.01.188102.12.1969de, en, fr, lt, lv, pl, ru, ua
    15Иосиф СталинИосиф Сталин18.12.187805.03.1953de, en, fr, lt, lv, pl, ru
    Теги